Приватизация

 

При приватизации государственных предприятий сразу выявляются накопленные деформации. Государственные предприятия не ориентированы на потребителя. Они не находятся в состоянии постоянной борьбы с конкурентами за рыночные доли. Говоря абстрактно, у них нет информации, которая принесла бы им успех на рынке.

Речь идет не только о ложных ценовых сигналах и ошибочных инвестициях. Предприятия, которым приходится соревноваться с конкурентами, вынуждены постоянно обновлять свою продукцию, иначе их вытеснят с рынка. Постоянно появляются новые модели товаров, новые услуги, среди которых может выбирать покупатель.

Если же государственные предприятия имеют монополию, инновационные процессы в лучшем случае протекают очень медленно.

Бывшие государственные предприятия имеют некоторые конкурентные преимущества: собственность на инфраструктуру, контакты с клиентами и многие другие. В то же время у них есть и слабые стороны (наследство монополистического прошлого): например, структура персонала или отсутствие опыта конкурентной борьбы. Для выравнивания конкурентных преимуществ в рамках приватизационного процесса государство создает различные регулирующие механизмы. Не лишено некоторой иронии, что государство в очередной раз создает ведомства, чтобы смягчить последствия собственной политики создания государственных предприятий и защиты их монополии. Трудно оценить успешность такого рода регулирования. Регулирование цен имеет, конечно, краткосрочный успех. То же самое касается принудительного допуска частных конкурентов к сетевой инфраструктуре. Подобно всем организациям, регулирующие ведомства, раз возникнув, всячески стремятся продлить свое существование. При этом им помогает то, что политики могут использовать их в качестве замены государственным предприятиям, когда речь идет о желании осчастливить избирателей своими «благодеяниями», к примеру, низкими ценами.

Однако не приватизация обеспечивает долгосрочные факторы, а прежде всего открытие рынков для частных конкурентов. Выживание государственных или бывших государственных предприятий не является индикатором развития и инновационной силы экономики, совсем наоборот.

В результате приватизации некоторых предприятий может возникнуть социальное напряжение, немедленно порождающее негативные настроения среди потребителей соответствующих услуг. Когда, например, приватизированный поставщик электроэнергии пересматривает ценовую политику и начинает требовать от частных потребителей цены, полностью покрывающие его затраты, для многих частных домовладельцев такое повышение цен может иметь драматические последствия, поскольку раньше у потребителей не было стимулов экономить электричество, так как для них оно почти ничего не стоило. А сейчас наступило время рыночных цен, которые и оформляют эти самые стимулы.

Когда государственное вмешательство необходимо, оно должно проявляться не в регулировании цен, а следовать принципу «поддержка субъекта вместо поддержки объекта». Люди, которым существующие цены не по карману, некоторое время могут получать прямую финансовую помощь. Но лишь только в качестве «меры переходного периода», пока эти люди не приспособятся к рыночным ценам.

В последние два десятилетия в бывших социалистических странах происходят приватизационные процессы, не имеющие аналогов в истории. Крушение социалистической системы в значительной степени объясняется отсутствием частной собственности. Потенциал стремления людей к благоустройству собственной жизни долгое время оставался невостребованным. Поэтому крупномасштабная приватизация государственной собственности была вполне обоснованна.

Эта приватизация оказалась отягощена множеством проблем, которые дают о себе знать до сих пор. Здесь важно избежать чрезмерных обобщений, поскольку в разных странах масштабы проблем сильно различаются. И все же некоторые проблемы приватизационных процессов были похожи: экономика государств, в которых они происходили, долгое время не знала ни частной собственности, ни конкуренции. Последнее повлияло на структуру экономических единиц, которые при всем желании трудно назвать предприятиями.

Они выполняли много задач и функций, но практически не располагали пространством для принятия экономических решений. Рыночные цены были фактически объявлены вне закона. Ресурсы распределялись из центра, который также решал, что и в каком объеме должно производиться. Последствия всем известны и до сих пор служат убедительным аргументом в пользу частной собственности.

Во время приватизации тем немногим, кто состоял в хороших отношениях с власть имущими, часто удавалось присвоить значительные куски государственной собственности и сколотить гигантские состояния. Интересно, что это почти не зависело от того, в какой правовой форме проводилась приватизация. При том, что в каждой стране данный процесс имел свои особенности, результатом, так или иначе, стала нелегитимность приватизации в глазах народа. Опыт показывает, что если при этом функционируют структуры правового государства, рынки открыты для иностранных инвесторов и существует общественный контроль, конкурентная экономика развивается намного динамичнее. В дальнейшем это ведет ко всеобщему согласию относительно экономического порядка.

В правовом государстве сохраняется возможность пересмотра хода отдельных приватизаций. Однако следует помнить, что для находящихся у власти политиков вопрос часто состоит не в том,

чтобы восстановить или установить право собственности, а в поощрении или наказании определенных заинтересованных групп. Наихудший вариант — возвращение частной собственности в руки государства. В таких случаях как можно скорее необходимо провести повторную приватизацию. Здесь следует еще раз подчеркнуть, что в долгосрочном плане решающим фактором является не сам процесс приватизации, а обеспечение условий для максимально беспрепятственных инвестиций и создания собственности.

Вопросы для размышлений

 

1.      В каких сферах еще имеется государственная собственность?

2.      Насколько она предпочтительнее частной собственности?

3.      Как государственная собственность влияет на частные инвестиции?

4.      Где возможна приватизация?