Реальные основания

 

Фундаментальные проблемы государственной, или общественной, собственности неустранимы. При этом можно найти меры, позволяющие внедрить, по крайней мере, некоторые преимущества частной собственности. В то же время с их помощью могут быть достигнуты известные цели, преследуемые государством.

Простейший путь поднять экономику и принудить занятых на государственных предприятиях к большей ответственности — свободная конкуренция, упразднение поддерживаемых государством монополий. Возникающее при этом давление огромно. Речь не только о давлении цен, как это часто упрощают в общественных дискуссиях. Появляются новые предложения, новые рынки. Это хорошо видно на примере городского общественного транспорта. Как только частники были допущены к конкуренции, эта сфера сильно разнообразилась.

Когда хотят сгладить недостатки государственной собственности, контроль опять возлагают на государственные органы. Проблема, состоящая в том, что издержки и выгоды использования собственности не относятся к одному и тому же лицу или группам, становится менее острой, когда собственность находится в ведении более низкого уровня государственной власти, прежде всего органов местного самоуправления. Этот эффект усиливается, если налоговая система страны децентрализована. Тогда муниципалитет имеет право оставлять часть налогов себе и устанавливать величину некоторых налогов. В своем районе избиратели имеют гораздо больше важной информации, позволяющей им оценивать качество и рентабельность предприятия или учреждения. Это хорошо видно на примере школ. Если школа принадлежит местным органам власти и ими финансируется, контроль граждан над муниципальной собственностью намного выше, как бы в обход непроходимых джунглей школьных ведомств. Есть возможность сравнить: взять, к примеру, близлежащую муниципальную или частную школу. Можно провести сравнение, как в отношении услуг, так и в отношении издержек. В качестве примера можно взять и другие формы государственной собственности.

Сторонники общественной собственности часто приводят в ее оправдание аргументы «социального» характера. Определенные товары и услуги должны предоставляться по ценам, доступным каждому. Кроме того, они должны предоставляться повсеместно, независимо от того, где живут люди, в городе или в деревне. Можно долго спорить, действительно ли государство должно предоставлять эти услуги людям, живущим в отдаленных и малонаселенных районах, и не является ли это неоправданным дотированием определенного образа жизни за счет других. Но даже если согласиться с вменением государству этой обязанности, выясняется, что для ее исполнения необязательно, чтобы предприятия и объекты инфраструктуры находились в государственной собственности. Государство может покупать соответствующие услуги для своих граждан и затем распространять их по приемлемым ценам или субсидировать граждан, чтобы рыночные цены оказывались для них приемлемы. Этот метод можно применять, скажем, в сфере общественного транспорта.

Более совершенные меры, не требующие никакого существенного вмешательства в ценовой механизм, предполагают дотирование субъекта, а не объекта, то есть потребителей, а не предприятий. Люди, которым определенные услуги не по карману, получают денежные субсидии. Здесь мы, без сомнения, сталкиваемся с многочисленными минусами государственного перераспределения, вносящими искажения в ценовой механизм. И все-таки это более рациональный путь, нежели продажа услуг непосредственно из рук государства.

Чтобы донести эту идею до сознания общественности, нужно, конечно, провести большую разъяснительную работу. Дело в том, что (мнимые) положительные моменты государственной собственности весьма скоротечны. Пользование, к примеру, государственными дорогами обычно ничего не стоит, а государственные предприятия предлагают различные товары по низким ценам. Приватизация, напротив, иногда ведет к повышению цен, потому что предприятия перестают получать субсидии. В отличие от этого негативные последствия видны не сразу. Причина в том, что издержки не так очевидны и поделены между многими налогоплательщиками и потребителями. В целом, прямые дотации легче идентифицируются, но здесь уместно сравнение с состоянием, когда государственного вмешательства не было бы вообще. Еще сложнее определить потери из-за отказа от конкуренции, проявляющиеся спустя определенное время. Правда, сейчас ситуация улучшилась по сравнению с тем, что было несколько десятилетий назад, когда и в промышленно развитых странах Запада приватизация многих отраслей экономики была почти немыслима. Сегодня имеется много примеров, которые можно обсуждать.

Даже если во многих отраслях политика в отношении существования государственной собственности останется без изменений, в любом случае следует отказаться от государственных монополий. Если школы, университеты, аэропорты или больницы и дальше будут оставаться в руках государства, это, по крайней мере, не должно создавать ограничения для частной конкуренции. Это может привести к тому, что по мере роста приватизации давление будет нарастать. И конечно, без крайней на то необходимости государство будет различными способами создавать своим предприятиям преимущества в конкурентной борьбе. Может получиться так, что частные конкуренты ничего не смогут противопоставить низким ценам своих государственных «конкурентов». Но все-таки и в такой ситуации с большей вероятностью возникнет конкуренция качества и нововведений. А последнее приведет либо к улучшению государственных предприятий, либо к снижению их статуса в глазах общества.