Правовое государство

 

Одни лишь институты правового государства не обеспечивают достаточной защиты частной собственности. В правовом государстве могут действовать и действуют законы, с точки зрения принципа свободы, представляющие собой недопустимое вмешательство в права собственности. Во многих странах, в том числе и в Германии, есть множество подобных примеров. Однако без соблюдения принципов правового государства защита собственности в долгосрочной перспективе невозможна. Таким образом, правовое государство — необходимая предпосылка эффективной защиты частной собственности.

Здесь можно возразить, сказав, что правовой порядок не обязательно подразумевает монополию на государственную власть и собственность может быть эффективно защищена в рамках частного правового порядка. (См. об этом: Rothbard Murray N. For a New Liberty. The Libertarian Manifesto. New York: Macmillan, 1973. Нем. изд.: Für eine neue Freiheit. Das libertäre Manifest. Stefan P. Kopp Verlag, Berlin, 1999. Рус. изд.: Ротбард M.К новой свободе: Либертарианский манифест. М.: Новое издательство, 2009.) Мы не будем здесь обсуждать эту идею. Но те, кто считает собственность фундаментальной предпосылкой совместного проживания в условиях свободы, сходятся в одном: если у государства и есть важная задача, то это — защита собственности. Если и существуют принципы, которых государство должно придерживаться, то это — принципы правового порядка. Наиболее важных из них мы сейчас и коснемся.

Все государственные органы связаны законами. Решения принимаются не произвольно, по усмотрению политиков или государственных чиновников, а согласно действующим законам. Этот принцип очень точно передает английское понятие rule of law (верховенство права). Очень важно, чтобы весь корпус правового регулирования был опубликован и доступен каждому. В качестве гарантии реализации этого принципа каждое управленческое решение может быть подвергнуто проверке в судебном порядке. Возможность подачи иска должна быть предоставлена всем гражданам страны — не только формально, а реально.

Это означает, что в целях обеспечения защиты граждан от государственных решений не должно существовать никаких помех — ни финансовой, ни формальной природы. Однако во многих странах здесь, как и при регистрации собственности, возникают значительные препятствия. Необходимые законы существуют, причем нередко они очень точно соответствуют образцам западных государств. Формально действуют и соответствующие суды, но доступ граждан к ним закрыт.

Свобода действий законодателей не абсолютна, а ограничена конституционными принципами. Принимая законы, законодатели обязаны соблюдать конституцию. Контроль за этим осуществляют конституционные суды. Два вопроса позволяют определить, насколько этот контроль эффективен: 1) выносит ли конституционный суд свои вердикты в важных процессах против парламента и правительства; 2) реализуются ли потом эти решения парламентом и правительством? Особенно важное место здесь занимают основные права граждан. Несмотря на чрезвычайное разнообразие форм собственности в разных странах, должен существовать масштаб защиты собственности и свободы каждого человека в отдельности. Именно в этом состоит высшая цель государственной деятельности; этим же определяются и ее границы. Обнаруженная в этой связи линия напряжения обсуждалась в предыдущей главе. Но в спорных случаях свобода отдельного гражданина должна иметь приоритет перед всеми другими целями и задачами. Бремя доказательства всегда лежит на тех, кто ограничивает свободу и права собственности. В данном случае речь идет о слежке, а также о вмешательстве в права собственности вплоть до ее отчуждения. Одних только соображений о выгодах здесь не достаточно.

Власть государственных органов должна быть ограничена. Именно в этом смысл принципа разделения властей. Самое важное — обеспечить независимость судопроизводства от влияния исполнительной и законодательной ветвей власти. Естественно, судопроизводство должно быть независимо не только от государственного влияния, но и от частного. Коррупция — одна из наибольших опасностей для собственности, особенно для собственности людей, не обладающих властью и не очень состоятельных. Особенно ярко это видно при реализации крупных строительных проектов. Причем совершенно не важно, идет ли речь о частных или о государственных инвестициях. Главное в том, есть ли у мелких собственников, владеющих маленьким участком земли, шанс сохранить свою собственность или, по крайней мере, получить соответствующую компенсацию, если им противостоят властные интересы. И здесь проявляется независимость судопроизводства. Сразу же становится видно, насколько законодатели и судьи защищают интересы всех собственников.

Разумеется, не везде мелкие собственники автоматически попадают в невыгодное положение. Чаще всего это происходит в обществах, где отсутствует демократия в принятии политических решений и ограничена свобода прессы. В западных демократических обществах порой можно наблюдать обратный процесс. Например, крупные предприятия, занимающиеся масштабным инфраструктурным строительством, неизменно вызывают всеобщее подозрение. Причины этого явления следует искать в особенностях политической экономии современных демократических обществ, рассмотрению которых посвящен последний раздел настоящей главы.

В какой мере работают законы и проводятся в жизнь управленческие решения, становится понятно в конфликтных ситуациях. Здесь можно заметить, что при таком количестве бессмысленных решений и правил было бы даже лучше, если б они так и остались нереализованы. Однако когда речь идет о решениях судов, очень важно добиваться их выполнения. Только так у людей возникает уверенность в защищенности их собственности в долгосрочной перспективе.

В свою очередь форма и содержание законов страны должны отвечать определенным требованиям. Главное условие функционирования судопроизводства — свобода выражать несогласие, даже если в реальности она полностью недостижима. Право должно строиться на единых принципах, действующих для всех новых законодательных актов.